Часть 4. Джеф.

Часть 4. Джеф. 

Прошло два месяца, как мы приехали из школы собак-проводников. Я решил отвести Джефа на ветеринарный осмотр. Мы поехали в первую участковую Государственную ветеринарную поликлинику. До сих пор не могу забыть наш первый визит к врачу. Осмотрев собаку, ветврач нашла у Джефа кучу «заболеваний». Я и толком сообразить не успел, как она, не спрашивая меня, успела сделать собаке два укола…

В общем в этой Государственной поликлинике с меня, что называется, содрали три шкуры. Да так, что мне не хватило денег. Пришлось на следующий день принести долг.

Я обратился в городскую организацию ВОС с предложением написать в ветклинику официальное письмо с просьбой, чтобы нам пошли навстречу и проводили бы осмотр собаки-проводника бесплатно. Джеф со мной вот уже почти три года, а наша организация до сих пор пишет это письмо. Впрочем наша ВОС не принимает никакого участия в нашей жизни. На мой взгляд, если организация, призванная по своему уставу помогать своим членам и участвовать в облегчении трудных ситуаций их жизни, но не делает этого, то она носит чисто формальный характер.

А мы с Джефом, несмотря ни на что, продолжаем учиться ходить по городу и понимать действия друг друга. Однажды, идя по дороге, недалеко от нашего дома, я вдруг услышал мощный разрыв петарды. Да так, что уши заложило. Джеф с визгом подпрыгнул и упал, продолжая скулить. Вы не поверите - это был не столько визг или скулёж собаки, сколько плач ребёнка. Самый настоящий плач . Я нагнулся над собакой, начал его ощупывать, а мой бедный Джеф лёжа задрал правую лапу. Он то лизал мне руки, то вновь плакал. Осмотрев собаку, я не обнаружил повреждений. Просто он от страшного разрыва петарды, которую, как потом выяснилось, бросил ему прямо под лапу, малолетний подонок, сильно испугался. Маленький мерзавец знал, что я незрячий и не смогу его найти. Единственное, как потом удалось выяснить это был ученик 6-7 класса седьмой школы. Ну, а полиция, куда я обратился, никаких шагов не предприняла. Но несмотря на всё это, Джеф очень любит детей и всегда рад поиграть с ними.
Я позвонил нашему инструктору Екатерине и рассказал, что Джеф после случая с петардой стал бояться хлопушек и салютов. Катерина подсказала, что и какие шаги нужно предпринять, чтобы избавить собаку от страха перед разрывами петард. Теперь Джеф почти не обращает внимания на салюты и петарды.
Кстати, несмотря на то, что мы уже не в школе, сотрудники этой организации идут с нами на контакт. Они всегда помогают своим выпускникам советом или практической помощью, за что мы всегда с благодарностью вспоминаем их.
Да и ещё. Наша Катерина уже прочитала три части моего рассказа и порадовалась за нас. И ещё написала в СМС, что бросила курить. Пользуясь случаем, хочу сказать Вам, дорогая Катерина, спасибо за Джефа! А мы при первой возможности, как я и обещал Вам, приедем в гости в школу, и надеюсь, что нас примут на несколько дней!

В ноябре 2012 года мне надо было ехать в город Уфу в глазную клинику. Встал вопрос, с кем оставить Джефа. Я уже было не хотел уезжать, но тут нашлась добрая молодая женщина Наталья. Она взяла собаку к себе домой. Я до сих пор с благодарностью вспоминаю Наташу, которая два раза выручала меня. При этом она не тратила ни рубля из тех денег, что я ей оставлял на Джефа. Наташа всегда желанный гость в нашем доме.
Когда я вернулся из Уфы, то позвонил Наташе, чтобы она привезла собаку. Я вышел на крыльцо и стал ждать. Вскоре во двор завернула машина, и я услышал радостный визг моего друга. Машина остановилась на площадке возле дома, Наташа вышла и подошла с другой стороны авто, чтобы открыть дверь, но едва она открыла её, Джеф чуть не сбил её с ног и бросился ко мне. Он махом перелетел через пять ступенек, разделявших нас, прыгнул чуть ли ни на мои плечи и вмиг облизал всё моё лицо. Да я и сам от радости чуть не облизал его морду, ведь я так скучал по своему другу!

Наташа потом рассказала, что когда она его посадила в свою машину, то он стал себя беспокойно вести, хотя Джеф уже с ней ездил в Ессентуки и вёл себя вполне спокойно. А когда они заехали в наш микрорайон, Джеф стал метаться внутри салона, пытаясь выбраться наружу. А те два дня, что я ехал в поезде, он спал у неё на пороге. Он чувствовал! Он знал, что я еду!